«Блокчейн» Гитлера: в чем кроется загадка суперкомпьютера нацистов


Фото: Scherl / Science Museum PERB801341 / Globallookpress / ru.wikipedia.org / de.wikipedia.org / en.wikipedia.org

Взлом алгоритмов шифровальной машины «Энигма» по праву называют одной из главных побед Второй Мировой Войны. Секретный до определенного момента код позволял немецким частям и соединениям безопасно обмениваться информацией и планировать боевые операции буквально «под носом» у союзников.

Хитрость, код и никакого мошенничества

Еще в середине 20-х годов информация о таинственной германский машине-шифровальщике попала к разведкам западных государств. Первыми к разгадке секрета «Энигмы» приступили не британские криптографы, достижения которых увековечены в десятках фильмов, а польские математики Ежи Рожицкий, Мариан Реевский и Генрих Зыгальский. Однако ученые, трудившиеся над разгадкой немецкого кода, работали в основном с обрывками кода — неактуальной в плане оперативного значения и ценности информацией. Польским специалистам удалось главное — определись математическую модель работы «Энигмы» и выяснить приблизительный алгоритм работы. Правда «Бюро шифров» выстроило свою работу, опираясь на коммерческую версию шифровальной машины, которую активно пробовал продавать предприимчивый немец Артур Шербиус, купивший патент и все права на машинку у ее изобретателя, голландца Хьюго Коча.

Коммерческая версия изучалась и британцами, однако так же, как и специалисты из Польши, британцы довольно скоро поняли весь объем отличий гражданской «Энигмы» от военной. В распоряжении британских специалистов находилась даже криптографическая схема, шифрующая информацию, однако с началом боевых действий Вермахт, Люфтваффе и Кригсмарине стали пользоваться другими алгоритмами и схемами шифрования, что, фактически, ставило крест на возможности дешифровать обмен данными.

Сложность перехвата объяснялась и большим количеством сообщений, для которых использовалась «Энигма» — все, от перевозки раненых и доставки продовольствия до формирования эшелонов с военной техникой и наступательных операций шифровалось механизмами «Энигмы». Перехваченные связистами сообщения при записи на носители превращались в откровенную белиберду — это были даже не кодовые слова или фразы, а лишь набор символов, расшифровать и осмыслить которые не представлялось возможным.

Утечка информации и первый опыт

Первые данные о работе «Энигмы» западным специалистам по криптографии начал передавать сотрудник бюро шифрования Минобороны Германии Ганс-Тило Шмидт, завербованный французской разведкой. Именно Шмидт передал французским шпионам инструкцию оператора по работе с «Энигмой». Согласно переданным данным, для того, чтобы начать набор сообщения оператор должен был открыть специальную тетрадь с кодами и ввести в определенной последовательности так называемый «дневной ключ», выставляющий машину на определенные, уникальные настройки. В «Энигме» так же использовался метод «последовательного» шифрования — когда один ключ несколько раз шифровался другим, состоящим из большего или меньшего количества символов. Получался своеобразный «ключ в ключе» — даже если кто-либо мог получить доступ к одному ключу, расшифровать второй и последующие не было никакой возможности.

Однако вовремя осознав, что даже самая хитроумная математическая схема однажды может быть раскрыта, немецкие военные в 1934 году начинают ежемесячную смену протоколов шифрования, попутно используя разные настройки машины. Еще через четыре года, в сентябре 1938-го, немцы дорабатывают «Энигму» и отказываются от использования каталогов с ключами. Эта доработка едва не похоронила все старания польских математиков и криптографов, ведь каждое сообщение с этого момента становилось уникальным. Позднее, в декабре 1938 и в начале 1939 года схему «Энигмы» снова усложняют. Немецкие шифровальщики и математики увеличивают число коммутационных соединений до 10 и добавляют еще два ротора — 4-й и 5-й для наиболее быстрого формирования секретных сообщений.

Несмотря на то, что Польша в конечном счете была оккупирована Германией в 1939-м году, сотрудники «Бюро шифров» смогли не только сохранить результаты исследований немецкого кода и конструкции «Энигмы», но и передали в руки британских криптографов уцелевшие экземпляры коммерческих шифровальных машин, конструктивно доведенных благодаря сведениям из Германии и криптоанализу до военных. К тому же, в руки британских спецслужб передали и другую уникальную машину — спаренный дешифровальный компьютер, состоявший из двух машин «Энигма» и использующий собственный обратный протокол и перфоленты.

Блэтчли-Парк

Каждый из родов войск гитлеровской Германии по-своему относился к шифрованию информации с помощью «Энигмы». Люфтваффе и Кригсмарине были одними из самых профессиональных в этом отношении — немецкие радисты намеренно и на постоянной основе «забивали» эфир радио-спамом бессмысленными шифрованными сообщениями, активность передачи которых искусственно повышалась для введения противника в заблуждение. Как правило, для наибольшей путаницы и бросания «пыли в глаза» шифровальщиков и радиостанции перемещали на один из участков фронта, где и разворачивалась сильнейшая «спам-атака» с помощью кодированной информации.

Британские криптографы, которым предстояло начинать дешифровку сообщений и разгадывать тайну «Энигмы», опирались на польский опыт исследования, однако для быстрой разгадки кодов требовался инновационный, нестандартный и дерзкий подход. Секретный британский исследовательский центр «Станция Икс» по замыслу создателя, опытного разведчика Алистера Деннистона, для этой цели должен был объединить сотни талантливых математиков в один огромный супермеханизм.

Именно Деннистон предложил использовать для набора в комплекс, позднее известный как Блэтчли-Парк, наиболее талантливых специалистов сразу в нескольких областях. На этапе отбора в команду специалистов Блэтчли-Парка приглашается и юный профессор из Кембриджа Алан Тьюринг, которому на момент вступления в команду по разгадке кода «Энигмы» не было и тридцати лет.

В Блэтчли-Парк команда Тьюринга трудилась над перехватом сообщений Кригсмарине — военно-морского флота Германии. Тяжесть ущерба, наносимого германскими подводными лодками, заключалась в невозможности безопасно и быстро возить грузы морем из Великобритании через Атлантику — немецкий подводный флот безжалостно топил грузы на миллионы фунтов и отправлял ко дну корабли с тысячами пассажиров. Для максимального удобства в Блэтчли-Парке команда во главе с Тьюрингом построила свой суперкомпьютер, занятый подбором схем шифрования. Авторство этой разработки многие специалисты ошибочно приписывают самому Тьюрингу, однако в действительности «Бомба» почти не отличалась от исходной машины польской сборки. Отличия заключались лишь в методе дешифрации — конструктивные изменения были минимальны.

Однако британские математики и шахматисты были не всесильны — немцы знали, что любая система связи надежна лишь временно и постоянно меняли алгоритмы и усложняли конструкцию «Энигмы». Борьба умов привела к тому, что к 1942 даже частичная расшифровка кодированных сообщений ВВС, флота и сухопутных сил Германии стала невозможна. Большинство экспертов сходятся во мнении, что если бы не произошедшее чудо, секрет «Энигмы» так и остался бы нераскрытым на протяжении нескольких десятилетий. Успеху операции «Ультра», скрытно развернутой в Блэтчли-Парк, помог британский противолодочный корабль, лишивший хода и возможности погружаться немецкую подводную лодку U-559. В ходе досмотра британскими моряками захваченной субмарины и была обнаружена шифровальная машинка «Энигма» с целой кипой сопроводительной документации, включавшей в себя методы шифрования. По сути, случайное столкновение британского корабля с немецкой подлодкой спасло целую команду гениальных людей от полного поражения — машина, сконструированная Тьюрингом была способна «разбирать» некоторую часть сообщений, однако даже постройка нескольких таких «дешифрующих шкафов» и объединение их в «массив» не могли решить проблему оперативной расшифровки сообщений.

Однако заслуги Тьюринга и его команды принижать все же не стоит. Многое из того, что в ходе извлечения секретов «Энигмы» было разработано и внедрено в области шифрования и программирования используется и по сей день.

«Если не брать в расчет то, что именно в Блэтли-Парк по сути и создали полноценный функционирующий современный ЭВМ, на обратном тесте Тьюринга основана и другая популярная технология — знаменитая «Капча» — быстрый тест для различения компьютеров и людей, с которым рядовой пользователь интернета сталкивается каждый день», — пояснил в интервью телеканалу «Звезда» военный историк Борис Рюмин.

Военный и послевоенный успех

Секретность, связанная с операцией «Ультра» и разгадкой тайны «Энигмы» сохранялась вплоть до начала 1970-х годов. Методика шифрования и техническая сторона вопроса были столь тщательно проработаны и просто реализованы немецкими специалистами, что на основе «Энигмы» в Великобритании и США был создан целый ряд собственных шифровальных машин, использовавшихся в период «холодной войны». Интерес к самой «Энигме» не угас и спустя десятилетия после окончания противостояния двух супердержав — СССР и Соединенных Штатов. В 2015 году шифровальный «суперкомпьютер Гитлера» в исправном состоянии ушел с молотка на Нью-Йорском аукционе за рекордные 365 тысяч долларов, а девятью годами ранее за «Энигму», найденную в Австрии неизвестный собственник выручил почти 500 тысяч долларов США.

Шифровальные машины, схожие с «Энигмой» до сих пор продаются на интернет-аукционах. Например, всего за 300 с небольшим тысяч рублей можно стать обладателем шифровальной машины CX-52 «Хагелин» в средне-поношенном состоянии. За 500 тысяч рублей можно с доставкой на дом получить американскую шифровальную станцию времен Второй Мировой M-209, а за 600 с «копейками» тысяч рублей на интернет-аукционе можно приобрести шифровальную машину HC-9.

Сами же «суперкомпьютеры Гитлера» на открытых аукционах встречаются очень редко — слишком уж ценным является этот артефакт Второй Мировой. Образцы в приличном состоянии попадаются в руки коллекционеров и музеев практически случайно — в странах центральной, западной и восточной Европы их находят буквально «под ногами». Не стал исключением и случай, произошедший в июле 2017 года. Румынский профессор криптографии обнаружил на одном из блошиных рынков Бухареста шифровальную машину «Энигма» и купил ее за символическую для таких вещей сумму — всего 100 евро. Позднее, выставив уникальный лот с богатой историей на продажу в одном из интернет-аукционов преподаватель из Румынии прилично заработал. В этот же день «Энигма» ушла с молотка за 45 тысяч евро.

По мнению историков, такие лоты на аукционах долго не могут продаваться по определению, а за возможность «прикоснуться» к одному из самых гениальных изобретений современной истории коллекционеры готовы платить десятки и сотни тысяч евро.

Источник: tvzvezda.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Поделиться ссылкой:
Финансовая поддержка проекта: