Как блокчейн лишает чиновников главного актива – власти


Фото: Ярослава Великая

То, чем в 1980-х годах занимались криптоанархисты, пришло в нашу жизнь и стремительно набирает свою ценность. Можно отрицать прогресс, можно считать «цифровую» жизнь порождением ада или новым «пузырем» — очевидно одно: технология блокчейна пришла надолго и кардинально меняет многие отрасли мировой экономики прямо сейчас. Такие мысли обсуждались на сцене и в кулуарах конференции Blockchain & Bitcoin Conference Almaty, которая прошла вчера – 28 сентября – в Алматы. На мероприятии десятки компаний представили уже работающие кейсы на блокчейне.

— Блокчейн – это общая версия правды, — рассказывает директор проектов Центра технологических инноваций Сбербанка Дмитрий Булычков, — майнинг – это общий процессинг сети, а не только добывание криптовалюты.

Самое простое определение блокчейна, которое услышал корреспондент Forbes Kazakhstan на мероприятии, звучало примерно так: «Блокчейн – это всего лишь блокнот, в который участники сети записывают все операции. Так как один и тот же блокнот с одинаковыми записями находится сразу у всех участников сети, то подделать старые записи невозможно».

Этот «блокнот» не защитит мир от вселенского зла, не решит проблему разрастания пустынь – он всего лишь лишает отдельные группы людей монополии на правду, не дает им корректировать эту правду. Правда на блокчейне доступна всем сразу. Это важнейшая характеристика распределенных сетей, к которым относится и блокчейн.

Дмитрий Булычков пояснил:

— Каждый участник распределенной системы обладает полноценной копией данных – то есть, данные распределены. Данные всех участников сети идентичны. Синхронизация данных всех участников происходит автоматически на основе протокола достижения распределенного консенсуса, а не за счет действий «центрального контрагента» или посредника. Каждый участник взаимодействия имеет доступ к полной истории транзакций – реестру истории взаимодействия. Блокчейн – это система или сеть, в которой данные о совершенных транзакциях структурируются и фиксируются в виде последовательности (цепи) связанных блоков транзакций.

Он разделяет сети на открытые и закрытые. Открытые сети используются как основа для цифровых валют и несут в себе значительный объем рисков: участники сети не проходят реальной идентификации; доступ к участию не ограничен для произвольно широкого круга пользователей; статус процессоров не закреплен за определенными участниками; нет никаких инстанций, управляющих правилами сети и ее конфигурациями.

Закрытые сети лишены многих недостатков открытых сетей, и, по мнению Булычкова, имеют более высокий потенциал применения на финансовом рынке: участники сети идентифицируемы; допуск к участию в сети регламентирован общими правилами; статус процессоров (валидаторов) закреплен за определенными контрагентами.

Применение блокчейна в реальной экономике уже несколько лет назад перешло с теоретического уровня на практический. Крупнейшие отрасли мировой экономики начинают работать по новым правилам и встречают новые вызовы, отмечает системный архитектор и технологический лидер IBM Антон Шмаков. Эти вызовы меняют привычную всем мировую экономику:

— Какие отрасли меняет блокчейн? Многие. Например, в здравоохранении могут применяться инфраструктурные решения для хранения и синхронизации медкарт, рецептов, лицензий, больничных и многого другого. Эта технология находит применение в построении электронных медицинских карт, во взаиморасчетах и платежах, нотариате и идентификации, телемедицине, контроле за расходованием, отслеживании препаратов, учёте оборота рецептов, исключении подделок, контроле закупок и многом другом.

Другой пример – производственно-сбытовые цепочки как единый доверенный центр между различными участниками. Здесь еще больше процессов, которые могут быть построены на блокчейне: взаимодействие с государственными органами, автоматизация документооборота, борьба с коррупцией, исключение манипуляций, контроль поставок, борьба с контрафактом и так далее.

Обывателю ближе кейс с использованием блокчейна в пищевой промышленности. Применение этой технологии в производстве продуктов питания позволяет отслеживать цепочки поставки продуктов питания от производителя до магазина.IBM внедряет это решение таким интернациональным корпорациям, как Nestle, Unilever, Dole и других. Допустим, покупатель пришел в магазин и хочет купить яблоки, на коробке которых есть штрих-код; тот сканируется приложением телефона и выдает всю информацию по этой партии яблок. Доступна любая информация вплоть до того, какие, к примеру, удобрения использовались при выращивании этих фруктов. Сразу видна вся цепочка поставок: производитель – переработчик – дистрибутор – ретейлер. По данным PwC, мировые потери отрасли из-за продовольственного контрафакта составляют до $40 млрд, и здесь не учитываются затраты на восстановление здоровья и так далее.

Антон Шмаков из IBM подчеркнул:

— Доверие – это основа отношений в бизнесе. Сегодня мы наблюдаем дефицит доверия, которое можно восстановить при помощи блокчейна. Кроме этого, эта технология все больше актуальна даже из-за того, что все ниши сегодня заняты, и единственный выход для появления конкурентного преимущества – это снижение издержек. Мы переходим от посредников, к прямому взаимодействию.

Еще один интересный кейс – это одноранговая распределенная сеть PUBLIQ, которая реализует новое видение и подход к медиаиндустрии. Представитель проекта в Казахстане Мухаммед Гали рассказал:

— Наш проект изменяет способ взаимодействия людей и их информирование, особенно в быстро растущей онлайн-среде, где нет никакого промежуточного способа ведения транзакций и обмена. Невероятный рост доступа в Интернет и скорость по всему миру позволяет все больше и больше людей подключаться к медиа, в любое время и в любом месте. Тем не менее, среда средств массовой информации в настоящее время находится под угрозой. На централизации растут несправедливые вознаграждения, плохой опыт работы с клиентами и отсутствие качественного контента. Ситуация влияет не только на наш подход и доверие к СМИ, но и на наше понимание того, что на самом деле происходит вокруг нас.

Команда PUBLIQ строит нашу будущую медиаэкосистему на основе технологии blockchain в сочетании с аналитикой и искусственным интеллектом. PUBLIQ является некоммерческим фондом, целью которого с использованием технологии blockchain убрать всех посредников между авторами и читателями. Каждый автор будет работать над своим рейтингом и доверием читателей. Рекламодатели будут платить за рекламу, а искусственный интеллект PUBLIQ будет распределять все доходы среди авторов и предоставляя авторам и читателям возможность быть частью безопасной, беспристрастной и справедливой экосистемы.

Если спуститься с небес в Казахстан, то и здесь есть свои пионеры блокчейна, причем, даже на государственном уровне. Менеджер консультационных услуг в области технологий компании PwC Kazakhstan Ильяс Майлибаев обратил внимание на инициативы некоторых госорганов:

— Нынешние инициативы в Казахстане не координируются и не имеют общей основы и регулирования. Комитет госдоходов совместно с AlmatyTech Garden и консультантами изучает внедрение блокчейна в НДС. Нацбанк РК завершает разработку мобильного приложения для покупки и продажи краткосрочных бумаг. Биржа KASE тестирует технологии модернизации систем корпоративного голосования для акционеров.

Несмотря на всю ценность, которую создает блокчейн в тривиальных процессах, со сцены конференции звучали робкие намеки на то, что абсолютная правда, которая доступна всем в любое время, не всегда нужна власти. Чиновник теряет главный свой ресурс – манипуляцию информацией и ее свободную интерпретацию в своих интересах. Один из участников конференции на условиях анонимности пояснил корреспонденту Forbes Kazakhstan:

— Мы предлагали некоторым чиновникам использовать блокчейн в процессе голосования граждан на выборах, понятно, что ответа не последовало. Если посмотреть за горизонт, то решения на базе блокчейна в итоге могут заменить власть как таковую. Представляете, власть будущего – это всем понятный и абсолютно честный алгоритм на блокчейне.

Все началось с пионеров блокчейна, которых можно назвать пассионариями нового тысячелетия. Правда невыгодна многим, может пройти много лет, пока все изменится, но необратимый процесс уже запущен.


Автор: Александр Воротилов, заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan

Источник: forbes.kz

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Поделиться ссылкой:
Финансовая поддержка проекта: